Интервью порталу Stereozvuq

Среда, 10 мая 2017 14:38

Хелиум Джем – эксклюзивное интервью 

Опубликовано 1 августа 2016 

Хелиум ДжемДобрый день, девушки. Спасибо, что согласились побеседовать с нами. Расскажите о себе, кто вы, откуда и чем занимаетесь?

Юлия: Мы — люди, которые следуют за своей мечтой. (Улыбается.) Это в общем-то наше основное занятие! Мы с планеты Земля, все родились в прошлом веке.
Мария: Основное наше занятие — музыка. Но помимо музыки приходилось и приходится заниматься побочными всякими делами. Катя, например, в свободное от барабанов время, играет в экономиста, а Юля (Балакирева), во время отдыха от бас-гитары, в IT-аналитика.
Юлия: Маша раньше много играла в типографии в специалиста по допечатной подготовке, а теперь ей не до игр. (Улыбается.) Она у нас помимо музыки и гитары отвечает и за сайт, и за афиши, и за фотографии, в общем, она – наше всё! Я раньше играла в химика.

Пару слов о коллективе Хелиум Джем, пожалуйста.

Юлия: Мы с Машей в июне 2010 года основали Хелиум Джем. Это был акустический проект, и с нами играл перкуссионист Миша. Потом менялась музыка, звучание, составы группы, но одно оставалось и остается неизменным — мы играем только эмоционально честную музыку.
Мария: И именно поэтому звучание некоторых песен меняется от концерта к концерту. Меняется отношение к проблематике и, соответственно, меняется звучание и исполнение. Группе уже шесть лет и за это время мы сыграли огромное количество сольных концертов в России и в Европе. Приобрели большой опыт выступлений на различных фестивалях, выпустили два студийных альбома и один «живой» альбом.

Исключительно женский состав, это принцип?

Мария: Нет, это не принцип. Для нас в первую очередь было важно, как человек чувствует музыку и владеет инструментом. Это всегда было условие необходимое, но не достаточное. Важна и атмосфера в группе. Сейчас нас четверо, и мы в первую очередь друзья, и да, возможно, мы ломаем стереотип, что не бывает женской дружбы. Поверьте, она бывает, и Хелиум Джем — отличное этому подтверждение.

Как справляетесь со всем в одиночку? Аппаратура зачастую много весит. (Улыбается.)

Юлия: Ну, во-первых, зачем же аппаратуру носить, когда её можно возить! Во-вторых, это какой-то миф, что мужчинам легко таскать оборудование. (Улыбается.) Им точно так же тяжело, если у них отсутствует физическая подготовка, просто об этом не принято говорить. И это не дело, когда музыкант перед концертом сам перемещает тяжеленное оборудование, а потом дрожащими руками пытается что-то играть. Так что мы пользуемся благами цивилизации и мозгом, что существенно облегчает вес аппаратуры. (Улыбается.)

Как вы относитесь к другим коллективам женского состава? Можете кого-то отметить?

Мария: Женский состав группы на отечественной сцене явление, я бы сказала, крайне редкое. Я бы отметила группу Ива Нова и немецкую группу Die Gabys. Но в общем, хотелось бы, чтобы побольше девушек учились играть на инструментах и выходили на сцену.

Как расшифровывается название «Хелиум Джем»?

Юлия: Сначала был просто Хелиум — Helium – это инертный газ Гелий. Потом мы обнаружили, что есть много групп и диджеев в Европе с названием Helium. Поэтому к Хелиуму добавился Джем — джем как варенье, и другое значение слова есть в музыкальном сленге. Получился Хелиум Джем – Helium Jam.

Вы играете концерты в акустике? Чем они отличаются, по-вашему, от электричества с философской точки зрения?

Юлия: Я не считаю, что с философской точки зрения есть какое-то принципиальное отличие. Если ты выходишь на сцену, играешь концерт, то делать это надо эмоционально честно и музыкально качественно, иначе это не имеет никакого смысла. И настоящий акустический концерт без подзвученных гитар, барабанов, без вокальных микрофонов и эффектов на вокале — это совершенно другая история. Я не люблю играть ни акустические, ни полуакустические концерты. Лично мне в них чего-то не хватает.

Вы следите за музыкальной молодёжью?

Мария: Вряд ли это можно назвать словом «следим». (Улыбается.) Но да, мы стараемся быть в курсе событий.

Есть ли у вас трибьюты? И каково ваше отношение к ним?

Юлия: Нет, у нас нет трибьютов. Отношение к трибьютам — да в общем нет какого-то особого к ним отношения, это явление, которое имеет место быть, благодаря которому песни продолжают жить, временами приобретая новые эмоциональные окраски и новую энергетику.
Мария: Я всегда очень любила слушать кавер-версии. Искать каверы на любимые песни или искать оригиналы, если понравился кавер. Анализировать всё услышанное.

Давно ли в вашей жизни появились музыкальные инструменты?

Юлия: В моей жизни пианино появилось, когда мне было шесть лет, благодаря моему деду и настойчивости мамы. Гитара появилась чуть позже, уже по моей инициативе.
Мария: У меня сразу появилась гитара, мне тоже было лет шесть тогда. Я отлично помню, как мы с папой пошли в музыкальный магазин, и он купил нам с сестрой гитару. И я сразу же начала её осваивать. Наша ритм-секция тоже со школьных времен дружит с музыкальными инструментами, Катя играла в школьной группе на барабанах.

У вас возникает желание освоить новые инструменты или попробовать музыкальную экзотику, например?

Мария: Да, я пытаюсь освоить губную гармошку, но у меня, к сожалению, катастрофически не хватает на неё времени. Юля на концертах играет на казу. При записи песен мы используем все доступные нам инструменты — мандолину, мелодику и разнообразные перкуссионные инструменты.

Случалось ли вам соперничать с другими коллективами? Как в целом вы относитесь к конкурсам?

Юлия: Я с самого детства не люблю соревнования и конкурсы. Не смотря на то, что я была, например, призёркой страны по водным лыжам, победителем всяких школьных олимпиад, Хелиум Джем — победитель конкурса на Радио России, первые в ТОП-ХИТе 10 на Казачьем радио (102.5FM, ЛНР), ну и так далее, это можно перечислять до бесконечности, мне эти победы не приносят удовлетворения. Не зависимо от того выигрываешь ты или проигрываешь, остаётся неприятный осадок после любого конкурса или соревнования. Если ты победитель, то с одной стороны это приятно, но есть и обратная сторона медали, огромное количество остальных участников испытывают негативные эмоции, которые так или иначе тебя затрагивают.

Если говорить о музыкальных конкурсах, которые проводятся сейчас постоянно, и возникают всё новые и новые — то, на мой взгляд, это вообще какое-то странное явление, сидит какой-то человек и оценивает: нравится ему или нет тот или иной исполнитель, с точки зрения его личного вкуса и настроения в данный момент времени. Возникает древний вопрос: «А судьи кто?». Мне, например, было бы безусловно интересно мнение о нашем творчестве Пола Маккартни или Земфиры, но мнение о нашей музыке какого-нибудь басиста, флейтиста, гитариста, вчера освоившего нотную грамоту, мне глубоко не интересно, а зачастую именно такие персонажи входят в состав жюри. И мне грустно от того, что многие молодые группы распадаются именно из-за того, что кто-то когда-то им сказал, что их музыка плоха.

Вы недавно вернулись из европейского тура. Расскажите, где были, что видели?

Юлия: Это уже наш третий европейский тур, и после первого нам стало очевидно, что комфортнее в европейский тур ездить на своих машинах. Ты полностью избавлен от ругани в аэропорту по поводу того, что твоя гитара должна лететь с тобой, а не в багаже, ты не трясёшься за то оборудование, которое отправлено в багаж, ты не носишься с тележками по аэропорту и тому подобное. Наш тур начался с сольного концерта в Нарве (Эстония) в клубе “Ро-Ро”, откуда мы отправились в Гетеборг (Швеция), Варшаву (Польша) и Берлин (Германия).

Вообще, о каждом из концертов можно рассказывать бесконечно долго. Но основное, на что мы обратили внимание, абсолютно всё равно на каком языке звучат твои песни. Это миф, что песни должны быть на английском. Они могут быть на английском, а могут и не быть. Если песни и их исполнение эмоционально честны, то они «цепляют» любого. А если это ерунда, то никакой английский не поможет. Для общения — да, безусловно, английский язык важен и нужен. Второе, что нас неизменно радует во время европейского тура, это полное выполнение райдера артиста. У них совершенно другое отношение к райдеру. Организаторы абсолютно чётко понимают, что райдер — это не прихоть музыканта, а абсолютно необходимое условие для качественной работы артиста. Но если у тебя не прописан в райдере вентилятор на сцене, то его не будет, даже если ты играешь в сорокаградусную жару. (Улыбается.)

Скажите честно, тяжело ли музыканту покорить Москву?

Юлия: Я не знаю, мы её не покоряем. Это какой-то странный стереотип «покорить Москву». Сложно ли добиться известности в Москве? Да, сложно, как и во всех других мегаполисах мира.

Давно ли вы переехали в Москву? И с какой целью?

Юлия: Мы здесь родились.
Мария: Катя приехала из города Чебоксары, чтобы в скором времени стать барабанщицей в Хелиум Джем. (Улыбается.)

Многие из ваших песен уже довольно известны и именно они приводят слушателей в зал, как вам это удалось?

Мария: Мы просто очень много работаем и верим в себя. Многие группы считают, что лейбл должен их найти каким-то волшебным образом, вложить деньги в запись их альбома, раскрутку и прочее, найти в их творчестве хит и тогда всё будет хорошо. Этого можно ждать всю жизнь, и даже если дождаться, то хорошо не будет. (Улыбается.) Ведь зачастую группа сама не вкладывается в запись альбома, потому что не верит в то, что их музыка кому-то нужна, группа не вкладывается в рекламу своих концертов, потому что не верит, что кто-то придёт на концерт, и так далее. Так почему “кто-то” (лейбл, продюсер, слушатели) должен поверить в группу, если она сама в себя не верит?

У нас были периоды, когда казалось, что весь мир против нас, когда даже самые близкие люди говорили нам, что мы занимаемся полной ерундой. Но мы вчетвером всегда поддерживаем друг друга, и это придаёт уверенности. Уверенность придают слова поклонников, бывает, что одна фраза присланная во ВКонтакте из Томска или Мурманска мгновенно ставит тебя на ноги. В общем вера в себя, чёткая цель и двадцати четырёх часовой рабочий день — залог успеха!

Расскажите о своём самом провальном концерте. Чему он вас научил?

Юлия: Самый провальный с моей точки зрения концерт был весной этого года в одном из московских клубов. Я специально не буду говорить название, так как в общем-то нет цели создавать ему антирекламу. Так вот клуб этот достаточно старый, на слуху, нам предложили сыграть, мы согласились. Райдер и условия в общем всех устроили. Неожиданности начались на саундчеке. Полное отсутствие мониторов на сцене! И если гитары на сцене звучат хотя бы из комбиков, то вокала на сцене просто нет. Отменять концерт — значит расстроить тех, кому нравится твоя музыка.

Из положения, конечно, вышли, воткнули наушники от телефона в вокальный процессор и я хоть как-то себя слышала. Остальные читали по губам, по моим жестам, чтобы понимать в каком месте песни мы находимся. А вывод, который мы сделали — если в клубе выступают артисты с именем, это не означает, что площадка автоматически пригодна для выступления. Ну и ещё сделали приятный для себя вывод – если мы смогли сыграть достойный концерт в таких условиях, значит мы можем играть вообще в любых условиях. (Улыбается.)

 

Посоветуйте нашим читателям три хорошие студии звукозаписи в Москве.

Юлия: Мы вообще очень ответственно в своё время подошли к выбору студии. И объехали, наверное, полгорода. Нас всё время что-то не устраивало: то обстановка не соответствовала настроению песен, то в ценах оказывался лишний ноль, то после двух-трёх вопросов звукорежиссеру становилось понятно, что ничего хорошего не выйдет и так далее. В результате долгих поисков нам всё таки удалось найти именно ту студию, на которой захотелось записать альбом. И мы не ошиблись. Это «Diyez Studio», в которой собрано всё лучшее из двух миров, я имею ввиду аналоговый и цифровой миры. Профессионализм Евгения Драйэра, основателя этой студии, я даже не возьмусь комментировать, потому что это просто гениальный музыкант, аранжировщик, звукорежиссёр. Вторая студия — это студия “Propeller Sound” , которая нам тоже, в общем-то, понравилась. А третью я, пожалуй, не назову. Она, наверняка, есть, но мы её не нашли.

И, конечно, интересно, кто у вас пишет песни?

Юлия: Тексты пишу я, музыку – Маша.

Прибегали ли вы когда-либо к услуге авторов текстов и композиторов?

Мария: Нет.

Работаете ли сейчас над альбомом? Если да, то расскажите, пожалуйста, как он будет называться, какие песни войдут в него и прочее?

Мария: Буквально пару дней назад мы приступили к записи третьего альбома, рабочее название которого «Витрины». Альбом будет записан в более тяжёлом стиле по сравнению с двумя предыдущими «Послушай» и «23 часа». Начали с песни «Витрины», и огромное спасибо нашим поклонникам, которые оказали нам материальную поддержку, и песня «Витрины» будет записана именно благодаря им. За год у нас накопилось много материала.
Юлия: Кстати, мы будем рады, если найдутся желающие внести свой посильный вклад в развитие группы и запись альбома «Витрины». Для этого на нашем сайте есть страничка “Поддержать группу“, заходите.
Мария: Я думаю, что «Витрины» сможет сильно удивить наших поклонников. Больше пока не скажу, чтобы сохранить интригу.

Что особенно тяжело получается в вашей деятельности?

Мария: Когда во время подготовки к туру, ты вдруг обнаруживаешь, что какие-то странные, нехорошие люди взломали сайт группы Хелиум Джем, то его восстановление, конечно, даётся тяжело. Тебе приходится разрываться между музыкой и сайтом. Тяжело, когда ты приходишь на площадку, а твой райдер не только не выполнен, но и на комбике банально не выключается перегруз. И это ещё было бы полбеды, но зачастую организаторы начинают тебя убеждать, что так и должно быть. В такие моменты особенно тяжело сохранить спокойствие, промолчать и не сказать этим «специалистам», что ты о них на самом деле думаешь. Так же тяжело даётся рост цен на оборудование.
Юлия: Промолчать действительно порой очень тяжело.

Какие у вас планы? К чему вы стремитесь?

Мария: Ближайшие наши планы — фестиваль «Шокофест» в конце августа, концерт в Питере в середине сентября, в Германии и, возможно, в Эстонии в октябре. Запись альбома «Витрины». Одновременно с этим сейчас монтируем клип на песню «Пока ты рядом» с нашего второго альбома «23 часа». Хотелось бы в этом году сыграть на Дне Города Москвы. Мы всегда стремимся охватить всё, что можем охватить.
Юлия: Уже написан сценарий для клипа на песню «Витрины». Как только запишем песню, скорее всего приступим к созданию клипа. Причём, когда мы говорим о создании клипов, не имеется ввиду, что у нас есть какая-то замечательная съёмочная группа, отличный бюджет и тому подобное. Вовсе нет. Мы всё это делаем сами, периодически находятся люди, готовые помочь. В общем двадцати четырёх часов в сутках нам явно не хватает для реализации всего задуманного.

Вам хотелось бы подписать контракт с лейблом? Насколько это важно?

Юлия: Если нас устроят условия контракта, то, возможно, это было бы интересно. Если такой контракт позволит нашей ритмсекции не отвлекаться на игру в экономиста и IT-аналитика, если такой контракт оставит за нами право выбора студии звукозаписи, потому что качество записываемых песен для нас очень важно, ну ещё несколько «если».
Мария: У нас подписан контракт с берлинским продюсерским центром AHOI-Kultur, что, безусловно, сильно упрощает нам жизнь в плане решения некоторых организационных вопросов при планировании европейских туров.

Что для вас приоритетнее, качество звука или тексты?

Мария: Соответствие между качеством звука, аранжировкой и текстом. Всё должно быть гармонично и соответствовать друг другу, иначе получится лажа.

Были ли у вас совместные авторские работы с другими музыкантами и группами?
Юлия: Пока нет.

С кем бы вы хотели поработать?

Юлия: Не столь важно с кем, гораздо важнее над чем поработать, что создать в итоге. Если проект близок нам по духу, если это отличная песня, то это было бы интересно, а если в проекте чувствуется «гнильца», то однозначно нет. У нас есть несколько идей в этом направлении, но говорить о них пока очень преждевременно.

Сколько альбомов вы выпустили на сегодняшний день? Расскажите о них.

Мария: Первый наш альбом «Послушай» был выпущен 7 апреля 2014 года, а 23 ноября 2015 года состоялась презентация нашего второго альбома «23 часа». В первом альбоме мы старались совместить наш акустический опыт с поисками звучания в электричестве. Получился очень гармоничный альбом. Слушается на одном дыхании. Второй альбом был записан в короткие сроки. Основная идея текстов песен состояла в том, чтобы люди чаще задумывались о своих мечтах и старались их реализовывать. Так же у нас есть live-альбом «Живые», записанный в студии «Своего радио». Все наши альбомы доступны в iTunes, Google Play и на Яндекс.Музыка. Их можно без труда найти на просторах интернета или на наших концертах в виде CD-дисков. И, конечно, мы исполняем эти песни на наших концертах.

 

Зачем музыканты записывают “живые аьлбомы”? Что руководило именно вами в момент записи? Для кого и для чего вы его записали?

Юлия: Я не могу в данном случае говорить за всех музыкантов. У каждого своя причина записи «живого альбома». Что касается нашего альбома «Живые», он не записывался специально. Это запись эфира программы «Живые», которая выходит на «Своем радио». Семён Чайка отдал нам эту запись, за что ему огромная благодарность, и нам очень понравилось, как прозвучали наши песни. Решили сделать из этого альбом.

Чьи “живые альбомы” слушали или слушаете лично вы? Перечислите артистов, пожалуйста.

Мария: Я всегда слежу за альбомами Земфиры. Я чаще слушаю «живые» версии её песен, чем студийные. Еще Чиж и Ко, Наутилус, RHCP, Dire Straits, Pink Floyd, Kansas, Portishead. И много других, главное, чтобы качество записи было хорошим.

О чём вы мечтаете?

Юлия: Если говорить о музыкальных мечтах — то было бы просто отлично играть «стадионные» сольные концерты и видеть, что твоя музыка делает счастливее такое огромное количество людей, что именно твоя музыка помогает им становиться самими собой, избавляться от безумных стереотипов, которые им навязывают.

Спасибо большое за интервью.

 

 

Прочитано 951 раз

 

Хелиум Джеминди-рок группа с женским характером. Полностью женский состав группы - редкое явление на российской сцене. Выступления Хелиум Джем в Германии, Швеции, Польше, Эстонии доказывают, что если песни эмоционально честны, то они затронут сердце любого человека. Выпустили альбомы «Послушай» (2014), «23 часа» (2015) и «Живые» (2015). В 2016 году увидели свет два сингла «Москва.Весна» и «Витрины». Альбомы доступны в iTunes, Google Play и ЯндексМузыка. Участники фестивалей «Шокофест» (2014-2016), «Баб-Рок» (2014-2016), «Ротонда» (2015).  Песни группы Хелиум Джем можно услышать в эфире интернет- и FM-радиостанций.


 

Альбомы:

Наши страницы в интернете. Заходите! Подписывайтесь! Голосуйте! Слушайте! Читайте!

Copyright © Хелиум Джем 2010-2017. Все права защищены.